vita (vitakel) wrote,
vita
vitakel

Category:

Дегустация-2

Иногда я таинственным шепотом говорила:

- Елкина, завтра наступит время «Ч»!

Это означало, что у меня кончаются сигареты, и завтра под этим предлогом можно будет легально покинуть штаб-квартиру.

У Елкиной немедленно затуманивались глаза-озера, выражение лица делалось мечтательно-дебильным, и она принималась строить планы на завтрашний день, и мои сигареты там вовсе не фигурировали. Хоть кому-то от моего курения сплошная польза.

За сигаретами мы предпочитали ходить во флагманскую «Десятку». Во-первых, это было далеко. Во-вторых, «Десятка» – это алко-маркет. Хороший алко-маркет + приличный набор продуктов. В третьих, средства от стресса у нас с Елкиной тоже как-то быстро заканчивались.  Бокал-другой вина по вечерам, а точнее, по ночам, очень скрашивал нашу жизнь. И еще Елкина любит пробовать, неважно что, лишь бы много и разное.

Сотрудники магазина были вышколены, предупредительны и хорошо одеты. На их фоне мы с Елкиной (как всегда - в тех же самых вечных одинаковых бурдовых пуховиках и неизменных джинсах, с опухшими, красными от непрерывной работы за компьютером, глазками) выглядели, как штукатуры-маляры с ближайшей стройки, решившие бухнуть в обеденный перерыв.

В середине буднего дня магазин был практически пуст. На входе в зал у небольшого столика, уставленного завернутыми в крафт бутылками, маялся нарядно одетый юноша.

За неимением более цивильной публики нам все очень обрадовались. Особенно мальчик при бутылках. И потом, на наших с Елкиной лицах, хочется верить, сохранились остатки интеллекта, выгодно контрастировавшие со всем остальным на нас, потому что мальчик расцвел, разулыбался и встал у нас на пути.

- Девушки, не проходите мимо! Сегодня у нас «слепая» дегустация! Пожалуйста, попробуйте и оцените продукцию грузинских виноделов.

Я среагировала на «девушку» - я всегда на это реагирую, падкая на лесть – ну, или просто возраст, и иногда даже кланяюсь в пояс: за «девушку» - отдельное спасибо. Елкиной, как обычно, было интересно все на свете - хоть дегустация, хоть на голове постоять (хотя дегустация, однозначно, приятнее).

Елкина немедленно приятно возбудилась, забубнила свою любимую мантру «я люблю пробовать» и, непроизвольно облизываясь, резво пошла на зов.

«Слепой» дегустация оказалась потому, что марка производителя не озвучивалась, бутылки были просто пронумерованы (отсюда и крафт – прикрыть этикетку). Видимо, для полной беспристрастности восприятия.

Мальчик жестом фокусника материализовал из воздуха два огромных стеклянных бокала на поллитра каждый и внезапно налил грамм по 250…

Это было сильно, это мы удачно зашли.

- Ну, за дегустацию! – взволнованно сказала Елкина и стремительно отдегустировала.

В отличие от Елкиной, я всегда стремаюсь, рефлексирую и всяческими иными способами умею блестяще отравить себе любое удовольствие, включая собственную жизнь. Поэтому постаралась соответствовать - все ж таки дегустация, даром что пуховик и красные глазки.

Крутила бокал. Наклоняла бокал. Смотрела, как вино стекает по прозрачному стеклу. Нюхала, мусолила во рту, размазывая по нёбу терпкую жидкость. Елкина нетерпеливо приплясывала рядом, зачем-то солидарно сопела забитым носом в пустую тару и говорила «пей быстрее».

- Ставьте оценки, дамы, - сказал мальчик, подсовывая нам разграфленные листочки и доставая еще одну пару чистых бокалов.

Я допила вино. Хорошее.. Мысли о собственной непрезентабельности и сигаретах отодвинулись на второй план.

Мальчик немедленно налил из следующей бутылки еще по 250.

- А что за сорт мы пробуем? – светски поинтересовалась я.

- Мукузани. От разных фирм.

- Ну, за Мукузани! – радостно сказала Елкина.

После второго бокала руки потеплели, мы расстегнули куртки.

Мальчик пошарил в воздухе, заглянул под стол и сделал кому-то из коллег ручкой. Принесли поднос с чистой посудой.

Налили еще по 250.

Я прислушалась к себе и поняла, что ой.

- Пршу прщния… вы не могли бы наливать немножко поменьше…

- О… как скажете! – удивился мальчик, а Елкина незаметно больно пнула меня по ноге.

После третьей вариации на тему Мукузани жизнь наладилась окончательно. Мы с Елкиной сняли куртки, вальяжно привалились к столу и принялись изображать из себя знатоков. Делились впечатлениями о выпитом, рассуждали об округлости танинов и есть там ежевика. Поскольку нос у Елкиной выполняет исключительно декоративную функцию, она, на всякий случай, была со мной во всем согласна – ну, какая ежевика, когда столько непознанного количеством 5 бутылок еще впереди? Пусть будет ежевика, если мне так нравится!

Мальчик наливал из четвертой бутылки (всего их было восемь).

После четвертой пробы я размотала шарф, а Елкина сняла шапку.

В таинственно затемненном углу напротив, где были выставлены самые дорогие вина, стали собираться скучающие сотрудники.

- Сударь, - сказала я, из всех сил стараясь не запинаться. – Скажите, а чего это у вас при таком изобилии – и никакой закуски? Хлеб-то хотя бы должен же быть? А то мы как-то не успеваем перебить предыдущего винодела.

- Да, действительно… - растерялся сударь. – Но вот… как-то так…

- Ща все будет! – пообещала я и галсами побежала между прилавками и стойками. В хлебном отделе я ухватила упаковку белых булочек и вернулась.

Обстановка стала совершенно уже теплой - пикник, да и только: на столе рядом с мерцающими рубиновым бокалами образовались щедро наломанные на куски булки. Елкина сияла, румянилась и порывалась сбегать за сыром, мальчик лихо наливал по пятой, а в некотором отдалении нам жгуче завидовали мальчиковы коллеги.

Тосты обычно малоразговорчивой Елкиной становились все более многословными и цветистыми – видимо, пить просто так ей казалось не комильфо.

После шестой закончилась стеклянная посуда, я перестала чувствовать отличия, но все вино было хорошее, я помню.

Елкина вовсю кокетничала с кавистом, расспрашивала о Мукузани и можно ли купить «вот то, третье» прямо сейчас.

В рядах собравшихся на галерке сотрудников делались ставки и среди невнятного гула кто-то несколько раз сказал «ща споют».

Седьмая и восьмая бутылки опробовались, помню, из пластиковых пивных стаканов – отчего-то нам казалось совершенно необходимым дойти до финала.

После последней порции Елкина опять облизнулась и спросила, когда будет следующая дегустация.

Выпав из магазина, мы посмотрели друг на друга и поняли, что возвращаться к компьютерам прямо сейчас явно преждевременно.

Поэтому мы раза три погуляли вокруг квартала.

Вспомнили, что сигарет-то и не купили, пришлось вернуться, что вызвало в «Десятке» нездоровый ажиотаж.

В штаб явились часа через четыре, румяные и очень веселые, и немедленно начали ломиться в туалет. Начальство деликатно отводило глаза и делало вид, что все в порядке, но разговаривало сквозь зубы и старалось не дышать глубоко.

Елкина первым делом залезла на сайт «Десятки», расписания дегустаций не обнаружила и страшно расстроилась.

- И вот когда нам теперь удастся выбраться туда?.. – уныло бормотала она, бессмысленно водя пальцем по расстеленной карте месторождения.

- Ничего, Елкина, - утешала я, украдкой икая. – У меня через десять дней опять сигареты кончатся!

Но в «Десятке» мы оказались только недели через три. В глубине зала мелькнул дегустационный мальчик; завидев нас, немедленно исчез из зала со сложным выражением на лице.

Девушка на кассе улыбалась нам, как родным.

- А дегустация когда у вас будет?! – немедленно спросила у нее неугомонная Елкина.

- Какая дегустация? – удивилась девушка. – Сегодня точно ничего нет. Я сейчас узнаю, минутку…

И удалилась в полумрак зала.

- Елкина, ну тебя к черту, я такой подход еще раз не осилю! – заныла было я, но тут вернулось сияющая девушка, как-то воровато оглянулась по сторонам и громко сказала СТРАШНОЕ. До сих пор, когда я вспоминаю ее слова и вообще всю эту сцену, у меня начинается припадок.

Она…уфф… она сказала «проходите вон туда, ВАМ СЕЙЧАС НАЛЬЮТ!».

когда достиг дна

Tags: Вести с полей, друзья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments