vita (vitakel) wrote,
vita
vitakel

Как я была в Ярославле

Была по весне в Ярославле, жила в борделе.
            Фотографий не будет, не бойтесь.

Красота; если б еще не межсезонье, то, наверное, вообще замечательно.

Толговский женский монастырь прекрасен, монахини веселые, приветливые, на знаменитую кедровую рощу поглядели через калитку – туда пускают раз в год, и этого дня хватает, чтобы напрочь снести весь травяной покров, который все остальные 364 дня пытается воскреснуть. Я бы вообще не пускала. Что за блажь – непременно припасть к бедным деревьям? Живет в тебе теплое чувство – и пусть себе теплится, на фига тут непременный физический контакт?! Хлеб там еще пекут – вкууусный!

Удивительно много летних храмов (т.е., неотапливаемых и открытых только в теплое время года), поэтому в конце экскурсии фразу экскурсовода «а вот этот храм построил купец такой-то тогда-то, но…» заканчивали хором: «…но сейчас он закрыт!».

Погуляв по Ярославлю, побежали в гостиницу спешно пудрить синие от ледяного ветра носы – нас ждал театр имени Волкова: Островский, «Гроза».

В зале ни одного свободного места, театр в городе любят, ходят и заслуженно гордятся. Что касается спектакля, все хорошо, добротно, но, на мой взгляд, это такой вариант набившей оскомину школьной «Грозы» с «лучом света в темном царстве». Лично мне эта пьеса никогда особо не нравилась, хотя давным-давно, когда в «Современнике» ее поставила Чусова, я видела совершенно иную трактовку Катерины и Кабанихи, и был этот спектакль для меня куда интересней, неожиданнее и острее.

Жили мы там интересно, м-да…

Гостиница наша была в центре, буквально в пяти минутах ходьбы от театра, вернулись мы уже затемно и поняли, что праздник продолжается – музыка гремела, не замолкая даже на секунду, и это не фигура речи.

Приют наш представлял собой двухэтажный домик с мансардой. На первом этаже располагался ночной клуб-ресторан. И сауна. На втором – медицинский центр. На третьем, мансардном, – нумера. То есть, все для удобства клиентов и качественного безопасного отдыха.

Всю обстановку нумера составляла фантастическая – аккурат по размеру комнаты - кровать и огромная плазма в ее изножье. Попасть на кровать можно было только втиснувшись между ней и плазмой и, изощренно корячась, как-то на нее заползти. Вдоль всей стены, под окнами в крыше, тянулись могучие радиаторы, честно нагревающие крошечный номер до состояния работающей духовки. В душевой даже висел новехонький фен – идеальное его состояние я для себя объяснила отсутствием розетки. Впрочем, надо сказать, что все было очень чисто, никакие сюрпризы не прятались по углам.

Еще когда мы утром только приехали, у меня зародились смутные сомнения, которые я списала на счет своей испорченности. На всякий случай я спросила Диму, организатора нашей поездки:

- Дима, - смиренно сказала я. – Дима, скажи мне честно: это бордель?..

Дима, бедный, аж присел, втянул ушастую голову в плечи и, испуганно озираясь, свистящим шепотом опроверг и укорил.

А вот наш водитель, который присутствовал при этом диалоге, по-пролетарски заржал и с удовольствием сказал: «В корень зрите, барышня!».

Вечером мы с удовольствием наблюдали, как по незарастающей тропе к нашей… хм-м… гостинице непрестанно подъезжали машины, из которых выпархивали прекрасные юные дамы в умопомрачительных мини и джентльмены разной степени респектабельности и помятости. Иные, по бедности или от врожденной демократичности, подходили и пешком.

Вся эта тусовка с искренним изумлением озадаченно озирала нашу весьма и весьма возрастную, простецки одетую, группу и даже будто бы сомневалась, а туда ли они идут? не вечер ли тут нынче «Для тех, кому давно пора»?.. Но, ободренные проникающими сквозь любые стены ум-ца-цами басов, красиво встряхивали блестящими гривками, расправляли плечи и проходили меж расступившимися нами, снисходительно и обидно улыбаясь.

Покурив на сон грядущий на крылечке, я отправилась спать. А надо сказать, что в дорогу я скачала себе детективчик (спасибо тебе, ADME, век не забуду!!!). Такой это был детективчик, что ажно тошнит уже от омерзения и ужаса, но бросить – никак. Там два маньяка похищали и всячески издевались над бедными девушками, а у одного из них была фирменная фишка: он проникал в дом потенциальной жертвы, ныкался там и жил тайно несколько дней, изучая распорядок и привычки бедняжки. И вот захожу я в свою персональную духовку и чуть сознание не теряю от полного отсутствия кислорода. По сексодрому пробираюсь к окнам, с облегчением открываю и вижу, что пожарная лестница упирается аккурат в мое окно… Мозг мгновенно рисует сюжет детектива ярчайшей картинкой – со мной в главной роли, и я там была вовсе не маньяк.

- Ну, нах! – решительно и малодушно сказала я, закрыла окно и отправилась на футбольное поле, по какому-то недоразумению замаскированное под кровать, дочитывать этот чертов детектив.

Часа в два ночи я проснулась от полного отсутствия воздуха, переползла свой персональный стадион, решительно сказала «ну, нах!!!» и распахнула настежь оба окна. Хрен его знает, дождешься ли маньяка, а смерть от удушья уж больно мучительна.

Поутру группа, ставшая за ночь еще более возрастной, помятая, с красными глазами, на неверных ногах сползлась к ресепшн.

С первого этажа неутомимо грумкали басы, ни на секунду, считая с прошлого утра, не взявшие тайм-аут.

- Девушка, дорогая, - обратилась к дежурной одна из наших дам. – Неужели вы не понимаете, что это помещение – не для жилья?!

- Ну, разумеется! – искренне удивилась дорогая девушка.

Последним в коридор выполз Дима. Вид имел бледный, завидев еле стоящую на ногах группу, принялся беспорядочно кланяться во все стороны, прижимал руку к сердцу и лопотал жалко: «Я не знал!!! Я не знал!!!».

- Дима, - ласково сказала я. – Если бы ты знал, ты бы ЭТО не взял.

- Да! Конечно! – обрадовался Дима. – Мне же не сказали!

- Разумеется, не сказали – ты же тогда отказался бы от бронирования! Кстати, ты помнишь, о чем я тебя вчера спрашивала?..

Дима вздрогнул, обнял меня за плечи и фальшиво-бодрым голосом предложил:

- По кофейку?..

Поспешно испив кофею, я сволокла в подъехавшую «Газель» свою сумку и пристроилась покурить на крылечке в компании с нашим водителем. Раннее, часов около семи, утро. Свежо, солнце в лужах отражается, даже набросанные мимо урны «бычки» выглядят усталыми и смирными. Почти тихо – басовые ум-ца-цы за сутки стали фоном. Стоим, курим.

За спиной у нас распахивается со всей дури дверь, так, что ударившись о стену, резко отскакивает – отличная пружина! – и лупит выходящего в лобешник.

«Б-б-бля-аааааать…» - томно говорит выходящий и ссыпается с крыльца, игнорируя ступеньки. Его уже ждет подъехавшее такси.

Мужик, бухой до хрустального звона, с пятой попытки находит на пассажирской дверце ручку и тут видит меня. Ну, видит – это сильно сказано. Так… он смутно понимает, что на крыльце что-то такое… сигарета тонкая, и духами пахнет.

- Мадам!.. – пылко говорит жертва ночного веселья. – Мадам!!! Поедемте, мадам!.. На Волгу!.. у меня там катер!.. пить будем… к-ка-актель!!!

Какая Волга – вчера были на набережной, Волга еще не вскрылась. Конечно, может катер и вмерз… с осени…

И на этом заманчивом предложении – Волга, катер, к-ка-актель! А вчера был Островский. Ну и что, что «Гроза»! - паззл сложился. В каждой женщине живет актриса, поди знай, когда случится следующий бенефис. Короче, меня понесло.

- Паратов! – узнала я.

- Чё?.. – удивился мужик.

- Сергей Сергеич! – я настойчиво радовалась встрече.

- Неее… Я Толян… - и мужик застенчиво поковырял еще недавно прекрасным ботинком в весенней луже.

- Ах, Толя-я-ян… Ну нет, с Толяном – не поеду, да и маменьке, Харите Игнатьевне, это не понравится…

Мужик в полнейшем обалдении смотрит на меня, а потом… потом, чуть присев, внезапно нелепо… кланяется… И каким-то совершенно детским голосом говорит несмело:

- А можно я тогда один поеду?.. На Волгу?.. Кактель… один… пить?..

Водитель уже давно сполз по стеночке и тихо хрюкает у меня за спиной. На остатках самообладания рассеянно ответствую:

- Поезжай, голубчик, поезжай… сильно-то не увлекайся, да и «Ласточка» уж не твоя, так что уж поаккуратней там, голубчик…

Мужик несколько секунд стоит оцепенело, потом открывает дверь такси, засовывает туда голову и с искренней озабоченностью, беспокойством и состраданием говорит водителю:

- Ну, совсем какая-то пи@данутая!..

Прекрасный город Ярославль, прекрасный!

ЗЫ. Всю ситуацию прекрасно, я считаю, иллюстрирует вот это, прям про меня:

Tags: истории из жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments